ГлавнаяЛента новостей » Знаменательные события » 65-летие Победы ⁄ Пароль будет «Павлик»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

Пароль будет «Павлик»


19 марта 2010 12:47 | Просмотров: 1622

Участник Великой Отечественной войны Василий Иванович Колодин родился  в 1928 году в Донбасе, в городе Юзовка, который затем переименовали в Сталино, а сейчас это всем известный Донецк.  Отец работал на шахте № 27 в Лидиевке. Мама была домохозяйкой т.к. в семье было 6 детей и надо было содержать большое семейство. Отец сильно болел и в начале 1942 года умер. Легкие шахтера были забиты угольной пылью. До войны он каждый день пил три стопочки рыбьего жира. А с началом войны  уже негде было купить ни рыбьего жира, ни лекарств.

Когда началась война, Василий Колодин был 13-летним подростком. Он вспоминает, что летом всегда дети просились у матери спать на улице в палисаднике.  Тогда она не очень присматривала за ними. А они тайком бегали  в кино. Пролезали под забором, поскольку денег на билеты не было и смотрели.

Василий Иванович хорошо помнит 22 июня 1941 года. Также смотрели кино. А тут гул. Зрители закричали: «Немецкие самолеты». Все бросились врассыпную. Парни забор сломали. Вася домой прибежал, от страха с головой укрылся под одеялом.

1 сентября 1941 года все пошли в школу. Василий в 6-й класс.  А 20 октября 1941 года Донбасс заняли  немцы. Школа закрылась. Освободили  Донецк 9 сентября 1943 года.

Родной брат Василия Ивановича Павел Колодин, 1922 года рождения, учился в  институте механизации сельского хозяйства в г. Зернограде Ростовской области.  С приходом немцев Павел стал подпольщиком, партизаном. В 1942 году он пришел в Донецк домой и на полном серьезе говорит младшему брату: «Вася, теперь ты партизан».

 

Завуч школы руководил подпольщиками

 

Рассказывает Василий Иванович. - «Та какой я тогда был партизан в 14 лет?  До войны смотрел фильм «Волочаевские дни» про партизан на Дальнем Востоке в Гражданскую войну. Там партизаны с такими бородами, а с меня какой партизан? И брат мне вдруг говорит: «Вася, если кто к тебе подойдет, и скажет «Павлик», то знай - это пароль». В детстве, и сверстники, и родители, и все в школе его называли Павлик, не Паша, не Павел, а Павлик. И он предупредил, что если даже ко мне подойдет человек в немецкой форме и скажет этот пароль, то не бойся, это наш человек. И он скажет, куда ему чего надо. Ты должен помогать. Помню, Павлик говорил: «Придет Маша Орехова, у нее будет белый вязаный платок».

И так стал ходить 14-летний Вася по заданиям. Руководитель подполья, где он числился, был  завуч из их школы, который преподавал математику - Бисюков Александр Сергеевич. Он купил Васе пальтишко. И периодически в подкладку пальто что-то зашивал и отправлял паренька то в  Запорожье, в Темировку, то в другие поселки. Скажет адрес, пароль и Вася отправлялся на задание. Что зашивали в пальто, Василий до сих пор не знает. Из-за конспирации подпольщики не рассказывали ему, что он несет. Выполнив задание, возвращался назад и ему снова зашивали в пальто и отправляли. Скорее всего, это были конспиративные письма, инструкции и пр. Ведь тогда почта не работала, телефоны тоже, а общаться подпольщикам нужно было.

Василий Иванович вспоминает, что порой в день проходил пешком по 50 километров.  «Пацан я был бедовый. Иной раз цепляешься за немецкий грузовик, и я уже вскочил в кузов. В другой раз в кузове немцы кричат: «Киндер, киндер!», подают руку, помогают и посадят в кузов. В следующий раз цепляешься, а немец по рукам сапогом, а там кованые подошвы. Как по рукам дадут,  идешь потом, плачешь. - Вспоминает эти годы Василий Иванович. -  Не все немцы были злобные, звери. Я всегда это говорил. Ведь были идейные нацисты, как эсэсовцы, а многих гитлеровская нацистская партия оторвала от земли, от станков, это были хлеборобы, крестьяне, рабочие».

Школа, в которой Вася учился, была превращена немцами в лагерь для военнопленных, которых там было несколько тысяч. И он вспоминает, что охраняли ее два-три немца, но также были в числе надзирателей советские предатели в немецкой форме.

 

Павел Колодин попал в руки гестапо и был расстрелян

 

Трагически закончилась судьба подпольщика Павла Колодина. Василий Иванович достает с книжной полки книгу «Говорят погибшие герои», выпущенную в 1975 году издательством политической литературы. Эта книга - предсмертные письма советских борцов против немецко-фашистких захватчиков. На 301 странице начинается небольшой рассказ про П.И. Колодина.

«Когда части Советской Армии освободили Зер­ноград, Колодин возглавлял уже боевой партизанский отряд. Позднее штаб Южного фронта направляет Павла на кратко­срочную специальную подготовку. А в январе 1943 года он во главе диверсинонно-организаторской группы был выброшен с самолета в район Матвеева Кургана, Донецкой области. Операция прошла неудачно. Парашютисты наткнулись на немецкий патруль, завя­зался бой, в результате которого товарищи Павла погибли. Лишь ему одному удалось выбраться из окружения и прийти в До­нецк.

Здесь он устанавливает связи с подпольными организациями. В Макеевке встречается с руководителем подпольной группы пат­риотов, проникших на работу в хозяйственные организации гит­леровцев. Эти смелые, бесстрашные люди устраивали диверсии на шахтах, срывали и без того мизерные поставки каменного угля. Полный контакт имелся с подпольной организацией Буденновского поселка Донецка, которой руководили Савва Матекин и Степан Скоблов.

В Донецке П. И. Колодин организует вторую - «младшую» - группу подпольщиков, которая действовала в селе Авдотьино, близ Донецка. Помогает организации установить связь с Большой землей.

Утром 2 мая 1943 года жители Донецка, Макеевки и многих шах­терских поселков проснулись огромной силы взрывов. Это был уничтожен 140-й завод боеприпасов. Склады авиабомб, снарядов, хранилища с порохом взлетели на воздух в следую­щую ночь.

Диверсия была организована и проведена под руководством В. Д. Авдеева и П. И. Колодина, которые объединили усилия под­польных организаций Буденновского поселка Донецка с инженер­но-технической группой Макеевки.

Сразу же после операции Колодин ушел на Большую землю.

...22 мая 1943 года в темном ночном небе в окрестностях До­нецка прошел одинокий самолет. Он несколько раз возвращался к перелеску, словно что-то искал. Потом вспыхнули три костра. Сигнал. Новый отряд под командованием П. И. Колодина выбра­сывался с парашютами на землю, занятую врагом. Но их ждали на земле не друзья, а гестаповцы. Дело в том, что в эту ночь большинство  организации было выдано предателем и арестовано. Почти весь отряд и его командир попали в руки врага. Гит­леровцы изощрялись в пытках. Ничего не добившись, они 1 июля 1943 года расстреляли Павла и его товарищей.

 

За несколько минут до смерти Павел Иванович возле тюрем­ного окна на штукатурке стены нацарапал маленькое прощальное письмо советским людям. Его копия, а также другие документы П. И. Колодина хранятся в партийном архиве Донецкого обкома: «Дорогие товарищи, я умираю без страха. Мужайтесь. Боритесь с крово­жадным зверем. Еще раз прошу: уничтожайте врага! Про­щайте. Павел Колодин. 1 июля 1943 г».

 

Учеба на моториста

 

Вскоре после отца, умерла мать и Василия с младшей 5-летней сестрой забрала тетка.

Когда освободили Донецк, приехал старший брат Михаил Колодин, 1920 года рождения и забрал Василия в воинскую часть в Тамань. Это было в 1943 году. В 1945 году Василия повезли  в Ленинград в Нахимовское училище. Он говорил сопровождавшему старшине 1 статьи,  что не хочет учиться там. А тот отвечал: «Вася, ты пойми, я должен тебя сдать. А там твое дело. Хочешь - возвращайся в Донецк. Мне главное сдать тебя и повидаться с детьми и женой».  

Василий вернулся в Донецк и пришел в обком комсомола. Там ему говорят, мол, партизан, в Мариуполе открывается школа мореходного обучения - ШМО № 72, «шмонька» в простонародье, пошлем тебя туда. И его направили учиться на моториста. Закончив «шмоньку» весь класс отправили в Азовское пароходство в Ростов. И началась морская карьера Василия Колодина.

Поработав 3 года на небольших суденышках, его послали учиться в мореходку в Ростове. Там говорят, мол, парень у тебя есть плавательный ценз, тебя не надо учить, что такое клапан. Ты давай год поучись, и мы тебе даем механика 3 разряда. А если хочешь среднетехническое образование, то надо 3 года учиться. Но у Василия родителей не было, кто б ему помогал три года? Тогда оклад у моториста 1 класса был небольшой - 515 рублей. На них еще два займа подписывали. В общем, год он отучился и в 1950 году  начал работать механиком.   В 1951 году женился. И вот с Тамарой Ивановной живут уже 59 лет. В следующем 2011 году будет брильянтовая свадьба.

 

Путь на Камчатку

 

Однажды Василия Колодина вызвали в отдел кадров и говорят, что пришла заявка отправить на Камчатку 3 механиков и 3 штурманов. Условия хорошие, заработки приличные, нахваливали всячески. Ну а дальше традиционный путь, которым на полуостров добирались тысячи советских граждан. На поезде до Владивостока, а оттуда в Петропавловск-Камчатский на пассажирском турбоэлектроходе «Вячеслав Молотов». Это судно после 1956 года переименовали в «Балтику». Построено оно было в Амстердаме в 1940 году для СССР из высших сортов легированной стали, ценных пород дерева. На нем в 1960 году Никита Хрущев с большой делегацией отправился в США. Почти 50 лет эксплуатировалось судно. В 1990 году его бесславно продали на металлолом в Пакистан.  

Как раз с приездом В. Колодина  на Камчатку стали поступать новые рыболовные судна типа СРТ. Плавсостава было мало и Василия Ивановича взяли стармехом. В общей сложности он отработал 53 года 3 месяца и 14 дней. Их них стармехом - 44 года 9 месяцев и 5 дней.

 

15 лет на тр «Тауйск»

 

С большой любовью и теплотой Василий Иванович рассказывает про транспортный рефрижератор «Тауйск», на котором он отработал в БРХФ 15 лет.

«Я поработал год на берегу. Однажды приехал главный инженер и говорит, что надо принять во Владивостоке транспортный рефрижератор. Пригоним его сюда, сдадим рыбному порту, как холодильную емкость и опять пойдешь на берег работать. Куда мне деваться, я вообще исполнительный и послушный человек. Поехали - говорю.

Принял я ТР «Тауйск», построенный в 1956 году в Гамбурге как банановоз. Сначала он назывался «Бонита». Мощный двигатель - 6140 лошадиных сил, 3200 т мы брали мороженой рыбы в брикетах. Приняли, в трюма погрузили запчасти на другие пароходы и взяли курс на Петропавловск-Камчатский. Только Аскольд прошли, получаем телеграмму: «Следуйте в Охотоморскую экспедицию». Пришли и стали принимать селедку в бочках. И нас 4 месяца не пускали в порт. Туда-сюда ходим. Я тогда говорю ребятам, что надо навести порядок в машинном отделении. А там все черное, грязь.  Страх был в машине. Навели порядок, помыли, покрасили. Научил я их маты плести из концов. Сначала косички, а потом из косичек плетешь мат, типа циновки.  Короче через 4 месяца приходим в Петропавловск. Приходит комиссия БРХФ. Был тогда  в руководителях Романов Владислав Денисович. Он как увидел чистоту и порядок в машине, стал меня обнимать, целовать. Он ведь видел, какая там жуть была.  

И вот я 15 лет на «Тауйске» без единого ремонта.  На «Тауйске» дизель был немного особенный. Мощный, малооборотистый, двухтактный двойного действия. Это значит, вверх поршень пошел - форсунка. Вниз пошел - две форсунки. Огневой сальник. Шток, только прямолинейное движение. Он соединен с крестовиной.  Сложная машина.  15 лет ремонт делали своими силами.  От этого двигателя шума не было. Он только «Чух! Чух!». У него 110 оборотов в минуту полных. А мы ходили на 90. Больше я не давал. Мы ходили 18 узлов, а если кого надо обогнать, то  давали 100 и легко обгоняли пассажирские  суда типа «Русь», «Ильич», ходившие на Камчатку из Владивостока. Мы давали 20-21 узла, а могли выдать полные 23 узла. Вышли из Петропавловска - трое с половиной суток и во Владивостоке».

«В 1987 году «Тауйск» сгорел, через полтора года как я ушел с него. В 4 трюме мы сделали рыбный цех. Закатывали олюторскую селедку в пятикилограммовые банки. Там была кладовка, где был сахар. Он ведь добавлялся в селедку. Судно пришло из рейса. Наделали самогонки. Это мне уже потом ребята рассказывали. И один плеснул самогонку на палубу, чтобы проверить горит она или нет. И бросил спичку. Вспыхнул пожар. Все убежали, и судно сгорело».

Василий Иванович откровенен в беседе. Рассказывает, что курил с 8 лет, как братья научили. Через 40 лет затяжек бросил. И с тех пор не притронулся к сигарете. Пить бросил с 1972 года. «Потому как люди умели пить, а я не умел. - Откровенничает ветеран. - Если начинал, то напивался до зеленых соплей. А у меня семья, две дочери. И вот стопки с тех пор не выпил даже на свои юбилеи в 50 лет, 60, 70, 80. Правда, пиво люблю.   И то пиво начал пить только в 98-м году».

 

Забота властей о ветеранах

 

Я не удержался и задал вопрос Василию Ивановичу и его супруге, который часто задаю людям старшего поколения: «Когда лучше жилось сейчас, или при Советской власти?»

Василий Иванович считает, что были свои плюсы и минусы при той жизни, и есть при нынешней. Но в целом говорит, что сейчас лучше живется. В магазинах все есть. Лишь бы были деньги. Пенсия у него хорошая. Как участнику войны ему платили 19.995 руб., а сейчас в связи с валоризацией он будет получать почти 30 тыс., имея за плечами хороший трудовой стаж. У бабушки 15 тыс. с лишним. За квартиру вовремя платят. Власти города постоянно проявляют заботу. В прошлом году помогли с ремонтом квартиры. Вот недавно снова звонили, обещали отремонтировать еще туалет и ванную.

 

Последний рейс

 

Пришлось на пенсии ветерану однажды снова стать «дедом» и поработать на судне. В  1996 г. приехал к нему Валентин Васильевич Павлуш, представитель «Камчатрыбпрома» в Южной Корее. И попросил выручить. Павлуш одно время после Дальрыбвтуза на «Тауйске» был 3-м механиком и доработался до старпома. Валентин Васильевич купил СРТМ «Пограничник Дергач» для перевозки аммиака. Двигатели не работали. Судно поставили в ремонт.  Когда «Пограничник Дергач» отремонтировали они его отогнали в Пусан. В. Павлуш нашел покупателя корейца, который сказал, что судно нужно перегнать во Вьетнам, и он готов заплатить по 4 тыс. долларов экипажу, но если экипаж будет не больше 6 человек. «Дед» Колодин оставил электромеханика и 2-го механика. А капитан старпома и начальника радиостанции, чтобы, в случае чего, SOS подал.  Тайвань проход через пролив не давал, и надо было обходить. 10 суток шли во Вьетнам. И после этого Василий Иванович в моря больше не ходил. Но скучает до сих пор. Море и суда снятся Василию Ивановичу постоянно. А также перед глазами семья, брат Павлик и война.

 

Игорь Кравчук

 

Пароль будет «Павлик»