ГлавнаяФото дня ⁄ Петропавловская оборона: «луч света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

Петропавловская оборона: «луч света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи»


3 сентября 2010 14:20 | Просмотров: 885

Русский народ множество раз одерживал блестящие победы над своими врага­ми. Успехами русского оружия трудно кого-либо удивить: так уж повелось с дав­них времен. Но то, что произошло в августе 1854 г. в Петропавловске-Камчатском, многим показалось настоящим чудом. Кто бы мог подумать, что в раз­гар очень тяжелой для России Крымской войны (1853-1856гг.), когда против  страны ополчились весьма сильные враги, когда  в Крыму создалось крайне трудное положение, на далекой Камчатке, отрезанной от материка просторами су­рового Охотского моря, горстка русских смельчаков сможет одержать победу над агрессорами, силы которых в несколько раз превосходили силы петропавловцев. Советский историк, академик Е. В. Taрле назвал Петропавловскую победу 1854 года «лучом света», который вдруг прорвался «сквозь мрачные тучи».

 

В иностранной литературе часто утверждается, что нападение англо-французских союзников на Петропавловск-Камчатский было вызвано будто бы одним желанием – предупредить нападение русских военных кораблей на тихоокеанские английские и французские купеческие суда.

Но, безусловно, главной причиной нападения союзников на Петропавловск была борьба великих держав за господство на морях и, в частности, на Тихом океане. Особенно рьяно к этому стремился «Коварный Альбион». «Британия, правь моряками!» - постоянно повторяла политическая элита английской колониальной империи.

В России знали, что от Англии, враждебно относившейся к нашей стране, можно ожидать любой авантюры. Поэтому уже с 40-х годов ХIХ века  правительство стало тревожиться за будущее русских тихоокеанских владений и, в частности, за будущее Камчатки. Многим казалось подозрительным, что с середины 40-х годов в порт зачастили иностранные китобои, которые даже в самом городе стали совершать различные бесчинства. Но особенно тревожило появление в порту отдельных английских судов (порою под чужим флагом).

В начале 1854 года в Петропавловске знали о войне с турками, но о войне с Англией и Францией не было известно. В Петропавловск часто приходили американские китоловные суда и от них первых появились слухи о вероятности войны с этими странами. В мае Муравьев сообщал Завойко о скором разрыве дипломатических отношений Англии и Франции с Россией, и через некоторое время становится известно о начале войны.

20 июня 1854 г. на корвете «Оливуца» в Петропавловск было доставлено распоряжение генерал-губернатора Н. Н. Муравьева о срочной подготовке порта к обороне. Василий Степанович Завойко обратился за помощью к населению города, экипажам военных кораблей: «Я пребываю в твердой решимости, как бы ни многочислен был враг, мы сделаем для защиты порта и чести русского оружия все, что в силах человеческих возможно, и будем драться до последней капли крови; убежден, что флаг Петропавловского порта, во всяком случае, будет свидетелем подвигов, чести и русской доблести».

В то же время подготовка города к отпору неприятеля шла полным ходом. Жена губернатора Юлия Завойко писала в своих воспоминаниях: «С ранней весны закипела работа: воздвигались батареи на Кошке, на Сигнальном мысу. Предполагались ба­тареи на Петропавловской горе, за кладбищем, на Красном Яру, на косе, на берегу озера для защиты от десанта».

Очень важную роль в подготовке обороны сыграла помощь, своевременно полученная из Сибири. Генерал-губернатор Н.Н. Муравьев, узнав об объявлении войны со стороны Англии и Франции, немедленно организовал знаменитый первый сплав по Амуру – специально для защиты Камчатки было отправлено более трехсот  солдат. Именно тогда, еще в Забайкалье, они часто  занимались военной подготовкой. Все они были доставлены в Петропавловский порт на транспорте «Двина» уже 24 июня 1854 года.

Совершенно случайно, в начале июня, зашел в Петропавловск 44-пушечный фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева, шедший в Японию для пополнения его эскадры. Он зашел в Петропавловск потому, что среди его команды развивалась сильная цинга и из 350 человек команды около 200 были больны. Благодаря камчатскому климату и хорошему уходу большинство членов команды восстановило свои силы за довольно короткий срок. Гарнизон порта вместе с моряками и волонтерами вырос до 926 человек, число орудий – до 68.

Враги России были столь уверены в своей легкой победе на Камчатке, что не спешили к русским берегам. Этой медлительностью весьма удачно воспользовались защитники города: они успели завершить основную часть работ по созданию главных укреплений порта

Вражеская эскадра Англии и Франции под командованием  контр-адмирала Д. Прайса и Ф. де Пуанта вошла в Авачинскую губу 18 августа 1854 года. Английские фрегаты «Президент» и «Пайк», пароход «Вираго», французские – фрегат «Ла Форт», корвет «Эвредика» и бриг «Облигадо». Шесть боевых кораблей, несших 212 орудий, и 2250 матросов и солдат.

Едва вражеская эскадра приблизилась к Сигнальному мысу, заговорили русские батареи. Ошеломленный противник отступил. Не увенчалась успехом и попытка штурма, предпринятая англо-французами следующим утром. Лишь позднее защитникам порта стало известно, что вторичное отступление неприятеля связано со смертью главнокомандующего эскадрой Прайса. Как вспоминал сын Завойко Степан: «Молчание неприятеля в течение первых трех дней, ибо как это объяснилось в последствии, произошло оттого, что англичане хоронили своего адмирала, по уверению англичан, застрелившегося, так как ему показался Петропавловск неприступным, а наши объясняли его смерть иными путями… Наши моряки были того мнения, что английский адмирал кончил не самоубийством, а пал от нашей бомбы».

Решающие баталии развернулись 20 и 24 августа. Первой главный удары пришлось выдержать 2-й батарее, расположенной на Петропавловской кошке: она защищала внутреннюю гавань, где стояли фрегат «Аврора» и транспорт «Двина». Подавив огонь двух передовых  редутов на Сигнальном мысе и Красном яре, три неприятельских фрегата и пароход обрушили лавину ядер и бомб на Кошечную батарею, которой командовал лейтенант Дмитрий Максутов.

«Три фрегата производят неумолкаемый огонь, ядра бороздят бруствер во всех направлениях, бомбы разрываются над батареей, но защитники ее холодны и молчаливы; куря спокойно трубки, весело балагуря, они не обращают внимания  на сотни смертей, носящихся над их головами, они выжидают своего времени…», - вспоминали участники событий.

Усилия англо-французов сокрушить батарею не имели успеха, она выдержала 9-часовой бой с грозным противником. Получив жестокий отпор по всей линии русской обороны, неприятель вновь отступил. Туманным утром 24 августа стало очевидно, что грядет генеральное сражение. Руководившие обороной порта генерал-майор В. С. Завойко и командир «Авроры» капитан-лейтенант И.Н. Изыльметьев обошли укрепления и корабли, призывая солдат и матросов к доблестному выполнению долга. «Умрем, а не сдадимся», - следовал всюду ответ.

Бой начался в шестом часу утра. Туман едва рассеялся. По выходившим на боевые позиции вражеским кораблям первой открыла огонь 3-я батарея, находившаяся на перешейке между Сигнальной и Никольской сопками. Расположенный на совершенно открытой позиции и защищенный лишь легким земляным бруствером, пятипушечный редут  начал неравную дуэль с тридцатью   бортовыми орудиями «Ла Форта». Под губительным шквалом огня 3-я батарея, названная «Смертельной», давала невиданный отпор. Французский фрегат лишился двух мачт, получил четыре пробоины. Однако с подходом «Эвридики» участь героической батареи, которой командовал аврорец лейтенант Александр Максутов, была предрешена.

Один из очевидцев боя вспоминал: «Остается одна пушка… ее наводит сам Максутов, стреляет, и большой катер с неприятельским десантом идет ко дну. Крики отчаяния несутся с бортов, французский фрегат, мстя за своих, палит целым бортом. Ураган ядер и бомб носится над батареей. Она вся в дыму и обломках, но ее защитники не теряют присутствия духа». Яростный поединок закончился лишь тогда, когда пал смертельно раненый Александр Максутов, и была сметена последняя пушка.

Центр боя переместился к северному склону Никольской сопки, где у основания Озерновской косы успешно сражалась 7-я батарея под командованием капитан-лейтенанта Василия Кораллова. Пять ее стволов вели артиллерийскую дуэль с бортовыми батареями «Президента» и «Вираго». Лишь через два часа, уничтожив последнее орудие, противник решился на высадку десанта. На последний штурм противник бросил 700 человек. Положение было критическим. В.С. Завойко решает ввести в дело против десантников все оставшиеся силы: около 300 моряков, стрелков и волонтеров. Вооруженные гладкоствольными ружьями, под градом штуцерных пуль англо-французов, защитники Петропавловска поднялись по склонам сопки и бросились в штыки. Несмотря на внушительное превосходство, противники дрогнул и в панике кинулся вниз, к шлюпкам. Обезумев от страха, десантники срывались с отвесных скал, оставшиеся в живых гибли под прицельным огнем русских стрелков.

Вскоре после полудня сражение закончилось полным разгромом интервентов. «…нападения неприятеля отражены во всех  пунктах. Город и суда  сохранены. Эскадра, потерпев значительные повреждения, потеряв несколько офицеров и до 350 человек команды, оставив в Петропавловском порте английское знамя десантного войска, 27 числа того же месяца снялась с якоря и скрылась из вида», – докладывал Василий Степанович Завойко в своем рапорте генерал-губернатору Русского флота великому князю Константину Николаевичу.

«Борт одного только русского фрегата и несколько батарей оказались непобедимыми перед объединенной морской силой Англии и Франции, и две величайшие державы земного шара были осилены и разбиты ничтожным русским поселением», – справедливо признал один из английских журналов.

Победа защитников Петропавловска имела большое между­народное значение.

Россия показала всему миру, что она может и будет защи­щать свои границы на Дальнем Востоке. Страна гордилась и славила своих мужественных воинов. Завойко был награжден двумя орденами: Св. Станислава 1-й степени (26 ноября 1854 г.) и Св. Георгия 1-й степени (1 декабря 1854 г.). 17 офицеров и три чиновника удостои­лись наград, а 18 нижним чинам был вручен Георгиевский крест.

В память о героическом подвиге камчатцев в 1854 году имена фрегата «Аврора» и порта Петропавловск приняли по славной традиции будущий легендарный крейсер «Аврора» и броненосец Порт-артурской эскадры «Петропавловск». 30 июля 1882 года на Петропавловской косе, рядом с проходом в Малую гавань, где некогда сражался фрегат «Аврора», был смонтирован и установлен монумент Славы. Сегодня его можно увидеть водруженным на гребне Никольской сопки. В связи с началом строительства порта в годы Великой Отечественной войны монумент был перенесен. Он высится над местами сражений, и видно издалека его вызолоченное навершие, увенчанное восьмиконечным крестом.

Особое место в мемориальном комплексе Никольской сопки занимает небольшой некрополь с каменной часовней. В 1912 году здесь был возведен памятник-часовня, сооруженный в честь успешной обороны Петропавловска. С одной его стороны захоронены русские воины, с другой – англичане и французы, тела которых были подобраны после заключительного сражения.

По давней традиции  у некрополя ежегодно населением  города и экипажами военных судов отмечался день памяти. В Указе Его Императорского Величества «Об учреждении крестного хода  в 24 день августа в Петропавловском порте в день избавления оного от нападения неприятеля», который был подписан 7 февраля 1858г., говорилось: «… 24 августа каждогодно перед литургией Соборне отправить на могиле убиенных Панихиду, по окончанию Божественной Литургии начать крестный ход со Святыми иконами при колокольном звоне из Собора сначала по берегу, в ясный день до сигнального мыса, по устроенным там к бывшим батареям дороге, подняться на Никольскую гору, а в ненастный день до перешейка, и там подняться на означенную гору; продолжать шествие наверху горы до места конечного поражения врагов, и там, на вершине горы, отправить Благодарственное Господу Богу с коленопреклонением  молебствие с провозглашением ЕИБ, всему августейшему Дому и победоносному христианолюбимому …воинству многолетия, а павшим на брани и скончавшимся от брани защитникам Петропавловского Собора и Порта Вечной памяти. По окончанию возвратиться в собор. Затем продолжить во весь день колокольный звон».

Этот ритуал неукоснительно соблюдался многие годы. И в последнее время администрация Петропавловск-Камчатского городского округа старается возродить эту утраченную традицию. Уже второй год подряд 5 сентября в день окончания Обороны Петропавловского порта в столице Камчатского края вновь проводится Молебен по погибшим защитникам города. В нынешнем году крестный ход планируется провести по историческому маршруту, тому же, что и 100 лет назад.

 

Материал подготовлен на основе сборников воспоминаний, статей, писем и официальных документов: «Защитники Отечества» под редакцией Б.П. Полевого; «Памятники Петропавловска-Камчатского» под редакцией Е. В. Гропянова; «На волне памяти» Н. С. Киселевой.

 

Петропавловская оборона: «луч света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи»

 

Петропавловская оборона: «луч света, который вдруг прорвался сквозь мрачные тучи»