ГлавнаяФото дня ⁄ Виктор Денищенко: «ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ…»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

Виктор Денищенко: «ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ…»


7 мая 2010 10:11 | Просмотров: 707

Виктор Денищенко: «ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ…»

 

Почти все ветераны, с кем мне по роду работы пришлось общаться, выросли в крестьянских семьях. Не исключением оказался и председатель Совета ветеранов Петропавловск-Камчатского городского округа Виктор Маркиянович Денищенко. Из чего я делаю вывод, что Россия перед войной была больше крестьянской страной. И, действительно, заглянув в справочник, читаю, что 50 % доли городского населения в Советском Союзе достигли в 60-х годах.           

 

На стене и на столе у Виктора Маркияновича портреты Иосифа Сталина, и о нем он всегда говорит с гордостью, трепетом. На каждом выступлении, будь то средняя школа или воинская часть, он подчеркивает роль Сталина и КПСС в Великой Победе и  в строительстве государства.

Родился Виктор Денищенко в 1926 году в Луганской области. Как он шутит: в семье «богатых» невест. Ибо у него было 6 старших сестер. Витя был самым младшим и самым любимым в семье. Мать и отец надрывались на работе. Дома было небольшое хозяйство: пара лошадей, свиньи, куры. Тем не менее, от тяжкого труда отец умер в 1932, а мать в 1933-м, когда Вите было 7 лет. Не вынесли родители тягот жизни, да еще и семью надо было тянуть.

Рассказывает Виктор Маркиянович: «Я это очень хорошо помню. Проснулся и вижу - мама лежит, а у нее рука свесилась с койки. Я ее дергаю: «Мама! Мама!» А она молчит. Побежал к соседям, но мне не открыли дверь, ибо мама и мои сестры болели тифом. Я сам раньше переболел. Люди боялись, что я их заражу.

    Тогда я передал проезжавшим через село людям, чтобы сообщили эту весть маминому брату, моему дяде. Он приехал на лошадях через несколько дней. Надо было маму похоронить. Но никто не хотел. Все отказались снова из-за боязни заразиться тифом. Мы стали думать, что делать. А во дворе у нас был колодец без воды. Вот туда дядя и сбросил труп моей мамы, обернутый в одеяло. Присыпали землей и все. Вот так и похоронили маму. Такие были времена». То, что рассказывает Виктор Маркиянович,  кажется какой-то киношной действительностью. И даже не верится, что передо мной сидит человек, который все это - кошмары, тиф, голод - пережил в детстве и помнит в мельчайших подробностях.

   По словам Виктора Маркияновича при тифе у людей такая температура, что его сестры выходили на улицу и катались в снегу, чтобы сбить жар. Готовы были в ледяную воду прыгать.

Витю после смерти  мамы отправили в детдом. Сестер в больницу. Через несколько месяцев одна из сестер - Александра - приехала его забирать: «А я не хотел ни в какую. В детдоме была чистая постель, и кормили манной кашей. Я до сих пор помню ее вкус. Она стала уговаривать, мол, как так, ты меня опозоришь на все село, что люди скажут, почему ты отказался. И мы поехали домой».

К этому времени дом семьи Денищенко разворовали и разграбили свои же сельчане. Унесли все, что можно. Осталась одна пустая украинская хата и постройки, какие были.

Тем не менее, упорный, волевой парнишка сумел закончить 8 классов, что по тем временам было большой редкостью. В этом он потом убедился, будучи в армии.

В июне 1941 года в село пришла разнарядка на одного человека на учебу в ремесленное училище. И председатель колхоза уговорил Витьку поехать в Красный Луч на учебу. Это означало получить рабочую профессию и в будущем вырваться из деревни на работу в город.

А тут заполыхала война. Тем не менее, Витя продолжал учиться, пока в 1942 году немцы не оккупировали Донбасс. Всякая учеба прекратилась. И он уехал в глухую деревню к сестре, где немцев не было. Там и жил, пока в январе 1943 года в село не вошли части Красной Армии, 58-я дивизия.

И один майор интендант увидел, что у Виктора хороший почерк. И предложил ему пойти на службу выписывать аттестаты. Но ему было всего 16 лет. Тем не менее, юноша с радостью принял это предложение и, добавив себе пару лет, ушел добровольцем на фронт. Ему выдали автомат, и он стал настоящим бойцом Красной Армии. Скоро часть стала брать с боями города, освобождая их от фашистских захватчиков. На пути были Павлоград, Черкассы, Днепропетровск, Кривой Рог и другие.

Вспоминает Виктор Денищенко: «В июле 1943 года мы находились под городом Изюм, ожидая, что когда начнется Курская битва, будет наступление и на нашем участке. Нам доставили боезапасы, гранаты, запасные автоматы в таком количестве, что получилась полная траншея.

И в один из дней все наши траншеи оказались засыпанными какими-то бумагами. Мы принялись изучать их. На одной стороне листка был изображен стол с колбасой и бутылкой шампанского. Рисунок сопровождала надпись: "Когда вы за нас". На другой стороне - летящий самолет, сбрасывающий бомбы. Эта картинка была подписана: "Когда вы против нас". Таким образом, поняли мы, немцы, будучи не в силах наступать одновременно на нескольких участках фронта пытались вести агитационную войну».

В июле в боях под Павлоградом Виктор Денищенко был ранен. Получил в ногу две пули. Рассказывает, что когда шли в наступление, то среди поля стоял подбитый немецкий танк. И из него враг строчил из пулемета. «Нам говорили, что когда наступаете через бурьян, то надо идти во весь рост. Ползти можно было по открытой местности. Вот я и бежал через бурьян во весь рост». И попал под пулеметную очередь. Виктор ощутил не боль, а тепло в ноге. Упал в бурьян и сразу выбросил гранаты. Говорит, что по инструкции раненым нельзя было лежать с гранатами, а только со стрелковым оружием. Денищенко переполз в воронку, там перетянул ногу и взял наизготовку автомат. Вечером его нашли и забрали, отправив в госпиталь Ростовской области.

«Госпиталь был хорошо оборудован, – рассказывает ветеран. – Кормили сытно и лечили неплохо. Правда, были трудности с некоторыми лекарствами, бинты стирали».  Он вспоминает труд фронтовых медсестер с большим уважением. Вечером эти юные девушки и женщины выносили на носилках раненых на улицу, кто не мог ходить. Там показывали фильмы кинопередвижкой. Много раненых было без рук, без ног. Тех, кто был более-менее цел, подлечивали и возвращали в строй.

 Приятным моментом от госпиталя осталось то, что часто к раненым приходили пионеры, комсомольцы из соседних колхозов и приносили фрукты. Дело было в августе.

Виктора Денищенко вылечили и направили в 200-й запасной полк в Днепродзержинск. Туда приезжали вербовщики с фронта и набирали себе бойцов. Виктор снова оказался в 3-м Украинском фронте. Во время  Яссо-Кишиневской операции он встретил маршала Толбухина Федора Ивановича, портрет которого в числе других маршалов висит на стене у председателя городского совета ветеранов.  Встреча стала возможной, потому что Виктор Денищенко тогда работал в правительственной связи, поскольку имел 8 классов образования.

С тяжелыми боями войска продвигались на запад. Освобождали Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию. Закончилась война для фронтовика в австрийском городе Линце. Что на границе с Чехословакией.

Отслужив 7 лет, Виктор вернулся домой. Как вдруг ему предложили пополнить Черноморский фронт. «Да я ж столько уже отслужил? Но сказали, что у меня 8 классов, а там такие грамотные нужны. И попал я в Севастополь в знаменитую Балаклаву», - рассказывает ветеран.

  Закончив артиллерийскую школу, Виктор Денищенко стал служить на эсминце. Там были по две зенитные пушки на корме и на носу. Корабль был напичкан электроникой и был судном ОСНАЗ (особого назначения), т.е. занимался радиоразведкой. Два однотипных корабля дежурили по месяцу в Средиземном море, меняя друг друга. А в 1961 году эти эсминцы северным морским путем направили на Камчатку в состав Тихоокеанского флота. Что такое Северный морской путь знают не многие. Он до сих пор не открыт. Суровые шторма и опасные льдины. В советское время тем, кто проходил этим путем давали ордена и медали. Эсминцы, которые перегоняли на Камчатку, по своему типу являются небольшими кораблями. Оба смогли преодолеть этот долгий и опасный путь.

Очень любопытный момент рассказал Виктор Маркиянович. Когда они прибыли в порт Петропавловска-Камчатского, то здесь у пирсов Завойко некуда было причалить. Пришлось два корабля выводить на рейд, чтобы вновь прибывших принять. «Вот такая была мощь. А сейчас пирсы пустые», - говорит Виктор Маркиянович, и с ним трудно не согласиться.

Ушел в запас ветеран по возрасту в 1983 году. Четыре года проработал заместителем директора пивзавода, а потом его пригласили в президиум городского Совета ветеранов, который он потом возглавил. И вот уже 16 лет им руководит.

Виктор Денищенко дружит с бывшим командующим Камчатской флотилии полным адмиралом Иваном Матвеевичем Капитанцем. Не без гордости выкладывает передо мной на стол  четыре его книги с дарственными надписями. Сейчас он едет в Москву на правительственный прием и обязательно встретится со своим другом.

 «Когда я стал руководить городским Советом, то в Петропавловске-Камчатском на учете было 2500 участников трудового фронта и 800 участников войны. Сейчас осталось участников 173 и трудовиков 670», - с грустью говорит ветеран. И в моей голове проносится не менее грустная мысль, которую все знают, что осталось совсем немного, когда из них не останется никого. Болеют ветераны. Уходят от нас. Но они все навечно останутся ветераны в фотографиях, газетных статьях, книгах, кинохронике и в сердцах россиян.

 

Беседовал Игорь КРАВЧУК

 

Виктор Денищенко: «ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ…»


Виктор Денищенко: «ГОДЫ, ОПАЛЕННЫЕ ВОЙНОЙ…»