ГлавнаяФото дня ⁄ Раиф Зарипов: «Это та жизнь, за которую мы боролись на войне»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

Раиф Зарипов: «Это та жизнь, за которую мы боролись на войне»


9 апреля 2010 14:16 | Просмотров: 973

Договариваясь о встрече, мы попросили Раифа Садрисламовича Зарипова принести с собой старые фотографии военных и послевоенных лет. Он выполнил своё обещание, но вместе с фотографиями принёс и книгу Виталия Чернова «Сокрушение тьмы». «Здесь рассказывается о боевых действиях 296-го гвардейского стрелкового полка, воевавшего в Южной Карелии, а затем в Венгрии, Австрии, Чехословакии. Во всех этих боевых действиях принимал участие и я, мои товарищи, которые, возможно, стали героями этого документального романа. Вот в этой книге рассказано всё про нашу битву. Очень точно», – говорит ветеран. 

 

Раиф Зарипов родился и вырос на Урале. Когда ему исполнилось 17 лет, он пошёл в военкомат, написал заявление, и его призвали на службу. Попал семнадцатилетний юноша в военно-пехотное училище в Бузулуке Оренбургской области. «Это было 11 января 1943 года. Там я проучился четыре с половиной месяца, – вспоминает ветеран. – А потом нас расформировали в полк, присвоили звание сержанта и направили на дальнейшее прохождение службы в Московский военный округ». А точнее – в город Яхрома. Туда последовали воинские части, среди них и 19-ая воздушно-десантная бригада, среди них – и молодой сержант Раиф Зарипов. Но спустя некоторое время бригаду переформировали по приказу Сталина в пехоту. «Тогда больше требовались пехотинцы», – говорит ветеран. А в 1944-м году и вовсе погрузили в эшелоны и направили в Финляндию. «Эту страну я запомнил на всю жизнь. Удивительная. Никогда я такого не встречал, чтоб ночью было светло, как днём. Помню, идём ночью - на улице светло, только солнца нет. Кое-кто даже умудрялся читать газету. А времени – три часа ночи!»

Не забудет ветеран и своё боевое крещение на Карельском фронте. «Это было 22 июня 1944 года. Мы проходили артиллеристскую подготовку, она длилась 3 часа 33 минуты. В воздухе ничего не было видно. Ни одной травинки не осталось после наших ракет, артиллерии. На каждый квадратный километр приходилось двенадцать орудий. Впервые Cоветская Армия имела возможность освободить территории, которые с 39 года оккупировала Финляндия. Финны же готовились серьёзно к обороне: дзоты, доты построили.

В романе Виталия Чернова, о котором мы упоминали в начале, рассказывается о событиях 1944 года. О том, как семнадцатилетние мальчики, такие как Раиф Зарипов, принимали участие в одной из самых страшных битв Великой Отечественной войны. В ходе Выборгско-Петрозаводской операции с целью ликвидации угрозы Ленинграду, а также выведения из войны Финляндии, советским войскам предстояло форсирование реки Свирь. В этом сражении советские солдаты должны были встретиться с немецкими «лесными солдатами» – так гордо называли себя отборные фашистские части. Немецкая печать говорила, что один «лесной солдат» стоит десятка русских. Но русская смекалка стоит целой победы перед самым сильным и страшным врагом. Так, советские солдаты обманули немцев, организовав ложную переправу через реку Свирь. «Первым эшелоном были отобраны двенадцать человек. Они должны были на шести плотах первыми начать «переправу». На плотах мы установили чучела солдат, набитые соломой, травой, макеты пулеметов и противотанковых ружей. Плотами управляли солдаты. Винтовок у них не было, только палка, которой они гребли, – вспоминает Раиф Садрисламович. – «Эти двенадцать человек должны были вызвать огонь на себя, выявить вражеские огневые точки, чтобы затем огневым валом подавить их, обеспечив тем самым минимальные потери при наступлении. После сражения мы осматривали чучела, которые посадили на плот. В каждом из них было больше десяти пуль. Страшно представить, что пережили солдаты, управлявшие плотами».

После первого эшелона, пошёл второй, настоящий. Здесь-то советские солдаты показали, на что они способны, от их пуль было не скрыться. Огневые точки врага были обнаружены и уничтожены. Но, несмотря на победу в сражении, потери у нашего войска были огромны. «У меня в группе было 124 человека, осталось нас трое. За три часа. Наверное, потому что многие были неподготовленными», – говорит Раиф Садрисламович. В том сражении только один из десяти бойцов достиг противоположного берега Свири, все остальные погибли. Раифу Зарипову повезло, он уцелел и позже был представлен к ордену Славы. Но тогда не было времени думать о том, что ты и ещё пару человек выжили из нескольких сотен, тысяч. Тогда перед выжившими солдатами ставились очередные боевые задачи.

«В Финляндии очень болотистая местность, – продолжает свой рассказ ветеран. – Бывало, выкопаешь окоп. А через 20-30 минут уже лежишь в воде. По этой стране мы прошли пешком 500 с лишним километров. Нередко приходилось нам нести на себе своих раненых товарищей. Дорог не было, приходилось идти прямо по болоту. Многие раненые стонали, просили не тащить дальше, пристрелить их, чтоб облегчить им мучения. А как же можно застрелить своего человека? Товарища? Но ничего, мы терпели, тащили на себе, как могли, успокаивали своих раненых. Кухня сильно отставала от нас. Бывало, что несколько дней приходилось жить одним сухим пайком. Иногда консервы были, но это редко. Не раз приходилось выбрасывать сухари, вместо них тащить на себе боеприпасы. А про одежду вообще говорить не хочется: ходили практически в рванье. Стыдоба: в одних кальсонах…  А что поделаешь? Так мы голодные, полуголые прошли 250 населённых пунктов». В одном из них Раифу Садрисламовичу пришлось остановиться в госпитале. В бою за Свирь он  получил небольшое ранение, которое всё сильнее тревожило его.  «Я пролежал в госпитале несколько дней. А мой батальон шёл дальше. Когда я узнал, что меня и несколько других солдат хотят снять с фронта, я с ними собрался и пошёл догонять своих. Ну, ничего. Догнали. А они идут походным маршем». На тот момент из всего батальона – 860 человек – осталось 220. В одной роте осталось 17 из 122 человек, в другой роте – три человека.

Вместе со своим батальоном Раифа Зарипова отправили через Москву в Белоруссию. «В 12 километрах от города нам приказали вырыть землянки. На каждую роту своя землянка. Вырыли землянки, как дворцы: длина – 40 метров, ширина – 12. Большие землянки, просторные. Только достроили всё, нас отправили обратно на фронт. Опять погрузили на эшелон и повезли нас через Румынию в Будапешт». Где только не приходилось бывать нашему ветерану: в Польше, Чехословакии, Австрии, Венгрии. «Всё пешком прошёл, своим ногами», – гордо говорит он.

Посчастливилось побывать Раифу и на встрече с американцами на Эльбе. Эта встреча означала, что войне скоро должен прийти конец. «Помню, вечером на Эльбе заиграл оркестр, наши девчонки с американскими солдатами и офицерами танцевали, американские девчата – с нашими. Танцевали, выпивали немножко. А потом пошли сувенирами обмениваться. Американские солдаты просили звёздочку от погона, гвардейские значки, парашютные значки. А наши солдаты часы берут, портсигары. Трое суток мы гуляли, так радостно, так легко на душе было».

А когда наступил День Победы, 9 мая 1945 года, и пришла радостная весть, никто из сослуживцев Раифа Зарипова, да и он сам, не поверил. Почему? Дело в том, что их командир в этот  день как раз поехал получать очередное боевое задание. «Звонили по телефону, в трубку говорили, что закончился этот кошмар. «Ура» доносилось оттуда радостным криком. А мы не верили. Наверное, боялись, что рано», – смеётся, вспоминая тот день, ветеран. А когда приехал командир, сообщил советским солдатам, что, действительно, война закончилась. И дал распоряжение организовать праздничный ужин. «Сколько в резерве есть продуктов – всё сварить, всё раздать, – говорил командир. – На десять человек по два ведра вина».

После войны Раиф Садрисламович по распределению попал на Дальний Восток. До 1950-го года прослужил он в Уссурийске, потом его отправили в Амурскую область. А через 12 лет ветеран войны попал на Камчатку. С 63-го года он живёт и работает в Петропавловске. Долгое время служил Раиф в Чапаевской дивизии. Помогал со своими солдатами строить среднюю школу №9. «Мои солдаты убирали территорию, таскали стройматериалы. А потом нам разрешали на танцы ходить в ту школу».

Когда  Раиф Садрисламович демобилизовался, его назначили начальником ДОРА. «Под моим руководством там был сделан ремонт. Я считаю, что и сейчас в городе нет клуба лучше».

Живёт Раиф Садрисламович со своей женой Раисой Нагртдиновной. Поженились они в 1949 году. Раиса Зарипова – ветеран трудового фронта, она работала на военном заводе в Иркутске. «Раиса выпускала самолёты для фронта. Ей было 13-14 лет. Норма была – в день по четыре самолёта, – рассказывает о жене ветеран. – Сейчас у неё очень болит нога. Это всё война даёт о себе знать. Зимой в январе месяце в сорокаградусные морозы она ходила в деревянной обуви. Другой не было».

И ещё много рассказывал о своей семье Раиф Садрисламович, о том, что его дочь долгое время проработала на заводе «Фреза», о том, что внучка сейчас учится… Рассказывал о военной службе, как был в Чапаевской дивизии знаменосцем, о том, что совершил 847 парашютных прыжков… «Это та жизнь, за которую мы боролись на войне», – подводит итог своему рассказу Раиф Садрисламович Зарипов.

 

Ольга Маринкина


Раиф Зарипов: «Это та жизнь, за которую мы боролись на войне»


Раиф Зарипов: «Это та жизнь, за которую мы боролись на войне»