ГлавнаяЛента новостей » Знаменательные события » 65-летие Победы ⁄ «Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

«Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»


2 сентября 2010 10:23 | Просмотров: 948

Эти важные слова принадлежат Командующему Курильской десантной операцией Герою Советского Союза генерал-майору Алексею Романовичу Гнечко. Он как никто другой понимал весь масштаб трагедии и проявленной русскими солдатами отваги во время Великой Отечественной войны, в том числе и в Курильской десантной операции.

 

Оборона

 

Советский Союз не был в состоянии войны с Японией, но всегда был к ней готов. Еще в 1944 году на Камчатке был создан специальный оборонительный район, в состав которого входило несколько общевойсковых частей. Руководил районом генерал-майор Алексей Романович Гнечко. В оперативном подчинении у него находились Петропавловс­кая военно-морская база, 128-я смешанная авиадивизия и 60-й Камчатский пограничный отряд.

Первое боевое столкновение с японцами произошло 6 августа 1945 года у камчатских пограничных катеров ПК-7 и ПК-10. Рано утром в тумане их атаковали японские самолеты. Бой был коротким, всего несколько минут, но кровавым. Пограничники сбили один само­лет, но и сами понесли большие потери. Неизвестно, чем бы мог закончиться этот пограничный инцидент, если бы 9 августа СССР не объявил Японии войну. Вот как вспоминает эти дни бывший секретарь Камчатского об­кома ВКП(б) П.Ф. Елисеев:

«После получения приказа 2-го Дальневосточного фронта и Тихоокеанс­кого флота 15 августа 1945 г. о проведении десантной операции мне было предложено об­комом партии немедленно возвратиться с западного побережья Камчатки в г. Петропав­ловск.

Я был переполнен желанием вложить свой посильный вклад в бы­стрейшее окончание второй мировой войны... Будь на моем месте другой, он поступил бы также.

Уточнив с командующим Камчатского оборонительного района генерал-майором А.Р. Гнечко и командованием Петропавловской военно-морской базы свои обязанности, я немедленно включился в работу по подготовке десантной операции».

Для подготовки десантной операции было отведено крайне ограниченное время, по этой причине специальная под­готовка десантных подразделений и личного состава кораблей исключалась. Все внимание было сосредоточено на формировании сводного передового отряда и первого, и второго эшелонов основных сил и специальных десантных подразделений, подготовке боевой тех­ники, боеприпасов, продовольствия и других вопросах, обеспечивающих десантную опера­цию. Одним словом, командование оборонительного района, его оперативный штаб, коман­дование и штабы всех сухопутных, военно-морских, воздушных и пограничных войск рабо­тали круглые сутки с предельным напряжением своих сил.

Прежде всего, по просьбе военных государственными органами был интернирован японский консул в Петропавловске-Камчатском и опечатана его радиостанция. При этом у него изъяли карты и схемы, на которых были обозначены наши важнейшие предприятия и военные объекты. Это явилось еще одним подтверждением агрессивных замыслов империалистической Японии против СССР, и, как стало известно позднее, японское командование ожидало определенных сообщений от своего че­ловека в нашем тылу. Одновременно было усилено наблюдение за морем и воздухом, введена светомаскировка в ночное время, запрещены радиопереговоры, выходы Авачинской бухты гражданских транспортных и рыболовных судов. Одним из проявлений общей бдительности было усиление самим населением охраны важнейших предприятий, государственных учреждений, складов помещений и т. п.

По просьбе обкома партии Государствен­ным Комитетом обороны авиадивизии было выделено три комплекта металлических взлет­но-посадочных площадок, силами трудящихся Петропавловска была построена дорога в северной часта Култучного озера в черте города, а трудящимися Усть-Большерецкого рай­она построена проезжая дорога от райцентра до берега Охотского моря с выходом к мысу Левашова. Эти стратегические военные дороги использовались при переброске десантных войск и вооружения. Большая работа проводилась коллективом судоремонтной верфи по ремонту военных судов.

Для обеспечения десанта, по подсчетам командования, требовалось шестьдесят четы­ре единицы различных судов, а в Петропавловской военно-морской базе было только около тридцати небольших кораблей, что далеко не обеспечивало доставку в район высадки десятитысячного состава десантников, большого количества военной техники, боеприпасов, горючего, продовольствия и других материалов. Эта задача была успешно решена обкомом партии за счет выделения-мобилизации у Акционерного Камчатского общества и морского пароходства необходимого количества самоходных барж, катеров, кунга­сов и океанских судов.

Как вспоминал генерал-майор Алексей Гнечко: «15 августа главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке Маршал Советского Союза Василевский отдал распо­ряжение командующему Вторым Дальневосточным фронтом генералу армии Пуркаеву и командующему Тихоокеанским флотом адмиралу Юмашеву подготовить и  вести Курильскую десантную операцию. Срок готовности войск к посадке на корабли был дан предельно сжатый – менее двух суток. Непосредственную ее подготовление поручили мне, предоставив полную свободу инициативы.

Боевой приказ ставил перед нами задачу овладеть островами Шумшу и Парамушир, в последующем – островом Онекотан. Замысел операции состоял в том, чтобы внезапной высадкой морского десанта овладеть островом Шумшу и в дальнейшем, используя его как плацдарм, занять острова, расположенные к югу от него».

Шумшу и Парамушир с их военно-морскими базами, расположенными друг против друга по обеим сторонам Второго Курильского пролива, шириной до 205 км, составили единую ключевую позицию японских войск на севере Курильской гряды. Отсюда они намеревались нанести сокрушительный удар по Камчатке и другим северо-восточным районам СССР. Особенно сильно был укреплен остров Шумшу, отде­ленный от южной оконечности Камчатки — мыса Ло­патка — 12-километровой водной преградой Первого Курильского пролива. Здесь, на пространстве 20 на 13 километров, насчитывалось 34 дота и 24 дзота, не­сколько мощных опорных пунктов, имелось около 100 орудий различного калибра до 100 мм, более 310 ог­невых точек тяжелых и легких пулеметов. Все они были расположены таким образом, чтобы на берегу и в глу­бине обороны вести перекрестный огонь, не оставляющий без поражения ни одно из направлений. Военно-морские базы и аэродромы имели мощную противовоздушную оборону. Для самих же японских войск было сооружено несколько рядов траншей полного профиля и многочисленные разветвленные подземные галереи, позволяющие в случае необходимости скрытно отводить войска и по­влиять их за счет резервных сил. В подземельях нахо­хлись жилые помещения, госпитали, узлы связи, элек­тростанции, склады продовольствия и боеприпасов. В ряде случаев их глубина достигала 50 метров, что пол­ностью защищало от мощных артиллерийских снарядов и авиабомб. На острове имелась разветвленная сеть шоссейных и грунтовых дорог общей протяженностью до 120 километров. Все эти мощные укрепления предстояло преодолеть десантникам.

16 августа все жители Петропавловска высыпали на улицы, чтобы проводить на корабли десантников. Жители точно не знали, куда отправля­ют солдат, поэтому мнения были разные: на подмогу в Маньчжурию, в Корею, на Сахалин и так далее. Кто-то говорил, что на Курилы, но точно известно не было. Не знали об этом и десантники. Задачу им ставили уже на кораблях.

Колонны солдат шли по городу в порт и на СРВ одна за другой. Некоторые шагали с отдаленных мест дислокации уже более суток, люди падали от усталости, другим было бли­же и легче. Этот момент хорошо отражен в дневнике красноармейца 138-го стрелкового полка А. Н.  Немова: «Ночь стоял в наряде. Только собрался отдыхать, после завтрака при­шел приказ: сняться и прибыть к 15.00 в порт на погрузку. И вот мы проходили, может быть, в последний раз, по камчатской земле дорогой на судоверфь. Жители провожают нас с тре­вожным, но ласковым взглядом. Одна мамаша выставила на дороге ведро с холодной во­дой, и мы подошли напиться. Некоторые дают солдатам платочки, спички, цветы. У кого есть родственники и знакомые, забегают по дороге прощаться».

Пирсов в Петропавловске было мало, поэтому десант грузили на корабли поочередно: загружался один корабль – подходил другой и так далее. Для погрузки в штабе составили график, который старались выдерживать.

Десант еще грузился на корабли, а в Петропавловске шло оборудование госпиталей в школах и других помещениях. Когда стало известно, что солдаты ушли брать Курилы (че­рез два-три дня после ухода кораблей об этом говорил весь город), женщины понесли в госпитали одеяла, простыни, подушки, одежду, продовольствие.

Войска, выделенные для проведения Курильской операции, командование КОР и ПВМБ разделили на четыре группы: передовой отряд, первый и второй эшелоны главных сил и отряд демонстративной высадки. В составе десанта насчитывалось 8 824 человека, 218 орудий и минометов, 492 пулеме­та. 17 августа в 5 часов утра корабли вышли из Авачинской бухты в океан. Во главе строя шел сторожевик «Дзержинский», замыкал колонну плавучий госпиталь «Менжинский». Все­го было 64 корабля. Корабли ушли, а город остался напряженно ждать вестей.

 

Операция

 

17 августа 1945 г. в 5 часов утра корабли десанта вышли из Авачинской губы в Тихий океан. Караван начал движение на юг, к первому Курильскому проливу. На кораблях были проведены открытые партийные и комсомольские собрания. Солдаты и моряки с волнением вслушивались в строки обращения командующего: «Войска Камчатского оборо­нительного района, — говорилось в обращении,    получили боевой приказ очистить от японских захватчиков исконно русские земли Куриль­ские острова и водрузить на них Знамя Победы...»

Из подразделения в подразделение переходили листки с клятвой, где подписались тысячи бойцов. Наступило утро 18 августа. В густом тумане корабли десанта и вспомогательные суда подошли к острову Шумшу. Над головами десантников прошелестели и рванули на невидимом берегу взрывы, это начала артобстрел японских позиции расположенная на мысе Лопатка батарея 130-миллиметровых орудий. Когда десантные суда коснулись грунта, бросились в воду штурмовики отрядов первого броска под командой майоров П.И. Шутова, Т.А. Почтарева. Японцы обнаружили десант с опозданием. Разгорелся бой. «Мы несли тяжелые потери, но десантники сражались с беспримерным мужеством,    вспоминал А.Р. Гнечко. – Вражеские орудия, минометы и крупнокалиберные пулеметы, расположенные на мысах Кокутан и Кото-мари, а также установленные на борту нашего полузатопленного танкера «Мариуполь» вели кинжаль­ный перекрестный огонь по нашим десантным судам и высаживающимся войскам. Дальнобойные японские пушки обстреливали наши корабли и транспорты на рейде. Прибрежные участки моря и суши стали ареной ожесточенных боевых действий».

К 9 часам утра высадка первого эшелона десанта 138-го стрелкового полка подполковника К.Д. Меркурьева была завершена. Бойцы устремились к ключевой позиции укрепрайона – вы­соте 171. Началась атака. Бросившаяся вперед рота морской пехоты стар­шего лейтенанта И.В. Кащея вынуждена была залечь под губительным огнем вражеского дота. В один из самых критических моментов к доту смог подобраться доброволец с плавбазы «Север» старшина 1-й статьи коммунист Николай Вилков. Он резким рывком метнул в амбразуру гранату. На минуту пулемет умолк, и десантники поднялись в атаку, но снова залегли под огнем. И тогда тяжело раненый моряк пошел на дот, закрыл амбразуру своим телом. Почти сразу смолк и второй пулемет, подвиг своего товарища повторил рулевой катера «МО-253» матрос-комсомолец Петр Ильичев. Спасшие своей гибелью жизни сотен десантников моряки были посмертно награждены званием Героя Советского Союза. Ожесточенный бой разгорелся и там, где японцы бросили против десантников танки, броневики, самолеты, солдат-смертни­ков. Шаг за шагом, поддерживаемые огнем корабельных орудий и бом­бардировочной авиации, штурмовые отряды взламывали оборону против­ника. К исходу 23 августа гарнизон Шумшу прекратил сопротивление. Было разоружено и пленено генерал, 525 офицеров и 11 700 солдат, захвачены многочисленные трофеи. По сведениям Централь­ного военно-морского архива, потери японцев на Шумшу и Парамушире составили 1018 человек, наши (убитыми и ранеными) – более 1,5 тысячи человек.

К 5 сентября 1945 г. все Курильские острова были заняты советскими войсками. Общая численность плененных японских гарнизонов на остро­вах Курильской гряды достигала 50 442 человека. Военнопленные япон­цы вывозились одновременно с трофейной боевой техникой.

«Поставленная перед войсками Курильской десантной операции задача выполнена, – докладывал А.Р. Гнечко. - Все Курильские острова от Шумшу до Урупа включительно освобождены от японских оккупантов и возвращены Родине Союзу Советских Социалистических Республик. Отныне исконно русские земли Курильских островов воссо­единены с территорией СССР и на них реют советские флаги».

 

Материал подготовлен на основе сборников воспоминаний, статей, писем и официальных документов: «Курильский десант» В. Акшинского; «Город над Авачинской бухтой» И.В. Виттер, А.А. Смышляева; «Памятники Петропавловска-Камчатского» под редакцией Е.В. Гропянова.

 

«Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»

 

«Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»

 

«Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»

 

«Все вынесли наши люди, и надо, чтобы об этом никто никогда не забывал»