ГлавнаяЛента новостей » Знаменательные события » 65-летие Победы ⁄ Борис Копылов: «Мне до сих пор всё это снится»
Навигация по сайту
Навигация по разделу


Опрос
Как вы оцениваете доступность объектов и услуг для инвалидов и других маломобильных групп населения на территории городского округа?

объекты и услуги доступны, меня все устраивает
объекты и услуги доступны не все, необходимо работать над повышением условий их доступности
объекты и услуги недоступны, требуется обеспечить условия их доступности
Прогноз погоды
Прогноз погоды в Петропавловске-Камчатском

Борис Копылов: «Мне до сих пор всё это снится»


19 марта 2010 12:36 | Просмотров: 967

25 апреля Борис Иванович Копылов отметит 90-летний юбилей. За свою долгую жизнь он побывал в разных уголках нашей Родины, сменил не одну профессию. И в каждой был одним из самых лучших работников. Сам Борис Иванович так не считает: «Я просто занимался тем делом, которым должен был заниматься». Мы же уверены, что это не так. Из рассказа ветерана стало понятно, что перед нами очень способный, талантливый человек, обладающий смекалкой и упорством. Но выводы делать, вам, уважаемые читатели.

Родился Борис в городе Астрахань в семье рыбака. Он был восьмым ребёнком, младшим. Самым ярким воспоминаем детства стал пожар, произошедший в той части города, где жила семья Копыловых. «Мне было четыре или пять годиков, когда это случилось. Тогда мы чуть не погибли. 50 домов сразу сгорело», - вспоминает Борис Иванович. После пожара семье дали квартиру. Через некоторое время главу семейства перевели на другую работу - в институт рыбной ловли. В это время Борис уже учился в школе. «Я, как все, получил образование - семь классов. Потом пошёл работать токарем на заводе Карла Маркса. Я немного там ещё поучился, и мне дали четвертый разряд. Помню, как  работал на старом станке, потом перевели на новый», - вспоминает ветеран. Надо, заметить далеко не всех переводили на новые станки, только тех, кто действительно хорошо выполнял свою работу. Через некоторое время на заводе, где работал Борис, открыли набор по обучению шофёров. «Я сначала как-то не обратил внимания на это. А потом подходит комиссар, говорит мне: «Шофёром будешь? Набираем людей для обучения». Я: «Буду». Да пока собирался, набор кончился».

Водить автомобили - конечно, хорошо. И было жаль Борису, что он не успел в набор. Но мог ли представить себе тогда этот шестнадцатилетний парнишка, что в скором времени научится управлять... нет, не автомобилями... самолётами. «Не попал на обучение на шофёров, зато на летчиков успел!» - улыбаясь, говорит ветеран. Закончив авиаклуб, молодой и полный сил наш герой стал лётчиком. Не прошло и года, как предложили ему стать инструктором авиаклуба. «В моей группе было одиннадцать человек. Я их полгода обучал». За эту работу молодой лётчик получал хорошую заработную плату. Как-то мама Бориса призналась, что одно время даже подозревала сына в том, что он  связался с какими-то бандитами, ворами, не сразу поверила, что это - деньги, заработанные честным трудом.

Когда началась война, Бориса Копылова и других инструкторов собрали вместе и повезли в Одессу. «По пути мы останавливались на ночлег. Нам сказали, что мы утром будем кому-то нужны в том месте. А кому, зачем - непонятно. Отправили нас в какой-то дом, заходим - а там везде солома, ну мы на соломе-то и легли спать. А потом я просыпаюсь среди ночи, а в этом доме уже много людей, в несколько раз больше, чем было. И все лежат, спят». Эти люди были так же, как и Борис Иванович, призваны на войну. Тогда-то он и стал осознавать всю серьёзность, масштабность происходящего в стране. «До того момента как-то не верилось, что война пришла...».

Как вы уже догадались, воевать Борису приходилось в небе. Большую часть войны он провёл под Москвой. «Я был в сопровождении. Мы провожали бомбардировщики, самолёты с важными грузами», - скромно отвечает на наши расспросы ветеран. Скромно и говорит он о том, что летал на первых советских истребителях, и о том, что подбил немецкий самолёт. Охотнее он рассказывает о том, что не хватало лётчиков и самолётов, о том, как летали на «лёгких» самолётах. «Мы долго летали на них, пока однажды вечером не привезли нам истребители. Партиями приземлялись они. Тогда ещё холодные были, ничем внутри не обитые».

Недалеко от полка Бориса Ивановича располагался женский полк. «Женщинам, конечно, намного труднее было, чем нам, - говорит ветеран. - У них были фанерные самолёты. Они очень легко загорались. Можно было сгореть прямо в небе. Это страшная участь». «Ночных ведьм» (так называли немцы советских летчиц) враги особенно боялись.  За длинные осенние и зимние ночи экипажи совершали по 8-10, а то и по 12-15 боевых вылетов. Небольшие бомбы - термитные, осветительные - штурманы возили у себя на коленках и сбрасывали их руками через борт самолета, а большие бомбы бросали прямо в мешках. «Я на всю жизнь запомнил этих отважных женщин, физически хрупких и сильных духом».

Однажды (об этом мы уже упоминали выше) Борис Иванович подбил немецкий самолёт. Немец, который управлял им, остался жив, его взяли в плен. «Меня после этого вызвали к командиру. У него сидит тот немец, спрашивает: «Это тот русский, который сбил меня?». Ему отвечают, что да, это он. Тогда немецкий лётчик попросил, чтоб мне был отдан его пистолет «Браунинг» в знак уважения ко мне». Несомненно, в тот момент советскому лётчику было приятно признание врагом его превосходства. Но сейчас ветеран говорит об этом совсем по-другому, без восторгов, сухо. Мог ли он тогда предположить, получая боевой трофей за свой героизм, что этот пистолет сыграет с ним злую шутку, что во многом испортит будущее молодого талантливого лётчика?

Но наступила Победа, и не было предела радости у людей. «День Победы - это было большое, всеобщее «ура», которое доносилось отовсюду. Это «ура» кричали все. И дети, и старики. Я тоже кричал во всё горло».

Уже после войны, в 1947 году, когда Борис Копылов демобилизовался, его арестовали за хранение немецкого пистолета «Браунинг». Пять тяжёлых лет предстояло провести ему на Урале. «Меня в лагере очень не любили, - вспоминает он. - Постоянно подозревали в побеге. Говорили, что я слишком часто смотрю на небо. А я им объяснял, что я лётчик. Как же не смотреть на него? Не верили».

Тяжело было переносить не только постоянные проверки и подозрения, но и законы тюрьмы. Приходилось работать за троих. «Многих, кто не подчинялся этим правилам, избивали».

По распределению работ Борис Копылов попал на лесопильню. Эта очередная случайность так же сильно повлияла на его дальнейшую жизнь. Не догадывался тогда бывший лётчик, что будет заниматься валом леса. «Каждый день пилил. Мне стало нравиться это дело. Да и получалось у меня хорошо». «Хорошо» - это опять же скромность Бориса Ивановича. Получалось у него рубить деревья лучше всех. На этого лесоруба съезжались посмотреть большие начальники, очень хвалили его. После освобождения Борису Ивановичу предложили остаться при лагере, работать. Обещали к тому ещё и обучить. Обучили. Так наш ветеран и стал лесорубом. Рубить лес ему приходилось в Сибири, а потом в 1960-х годах перевели и на Камчатку. С тех пор Борис Копылов и живёт на нашем полуострове.

«Мне до сих пор всё это снится,  - говорит ветеран. - Война, небо, лагерь... Иногда проснёшься в холодном поту, потому что увидел во сне погибших товарищей, самолёты, небо...Небо нельзя забыть... Такова моя жизнь. И я не жалею, что прожил её так».

Сейчас бывший токарь, лётчик, лесоруб много читает. «Я прочёл всего Чехова», - скоромно говорит он. Рядом с ним, кроме близких родственников, - его друг собака Бэла, не отходящая от своего хозяина ни на шаг. Пришедших гостей ветеран угощает конфетами, приговаривая: «Возьмите ещё одну конфетку, мне будет очень приятно».

 

Ольга Маринкина

 

Борис Копылов: «Мне до сих пор всё это снится»


Борис Копылов: «Мне до сих пор всё это снится»